«Архитектор всегда читает между строк»
«Архитектор всегда читает между строк»
Покажи текст своим друзьям

Недавно нам попались на глаза фотографии замечательного интерьера московской квартиры. Авторы: архитектурное бюро ArchSlon. Татьяна Осецкая — одна из его основателей и руководителей. Мы встретились и немного поговорили — об архитектуре и самом бюро. Об идеальных заказчиках и о том, что вдохновляет на работу и творчество. 

Татьяна, ArchSlon — это группа молодых архитекторов. Когда вспоминаете своих преподавателей или встречаетесь с более взрослыми архитекторами, ощущаете, что оказываетесь лицом к лицу с некоей «старой школой»?

Возраст и архитектура не имеют линейной связи. Многие преподаватели или «взрослые», состоявшиеся архитекторы имеют более современный, чем многие наши ровесники, взгляд на архитектуру. Возраст в нашей профессии вообще понятие условное. Например «молодым» считается архитектор до 35 лет, тогда как в некоторых профессиях карьера в этом возрасте уже заканчивается. Тут скорее вопрос взросления, и у всех он приходит в разное время, как и в жизни.

И само понятие «школа» имеет более широкий смысл, нежели возраст. Это или направление, целая эпоха (например, советский урбанизм), или архитектурно-художественная особенность той или иной географической области (как, к примеру, новгородская или владимиро-суздальская школа)…

Татьяна Осецкая, бюро ArchSlon

У вашего бюро очень разноплановые проекты. Квартиры, загородные дома, общественные пространства и другие объекты. Есть задачи, за которые стараетесь не браться? Например, что-то слишком масштабное — железнодорожный вокзал…

Как раз за проект вокзала мы бы взялись с удовольствием!

Нам доводилось заниматься очень разными проектами, начиная от номерков для гардероба в кинотеатре, заканчивая концепцией развития целого города. При правильном подходе, в любом масштабе задач найдется место для творческих решений по организации пространства. По сути своей задачи отличаются не столько масштабом, сколько своей интеллектуальной емкостью — то есть той остротой и напряженностью поиска, которая возникает в процессе проектирования. 

А не браться мы стараемся за проекты, где на поставленную задачу требуется формальный ответ.

Проект "Альпийская гостиная", Москвская область. Студия ArchSlon. Татьяна Осецкая, Александр Салов, Юлия Федорова

Проект "Альпийская гостиная", Московская область. Студия ArchSlon. Творческий коллектив: Татьяна Осецкая, Александр Салов, Юлия Федорова.

Одна из архитекторов в разговоре с нами рассказала удивительный случай — клиентка так ей доверяла, что попросила не показывать ни эскизы, ничего, а сделать все без ее участия. Чтобы она пришла в уже готовую квартиру…

У нас есть похожая история. Один наш заказчик живет в другом городе, а сам объект находится в Москве. Он очень занятой человек, поэтому первый раз мы увиделись на замере помещения, а второй — когда проект был уже почти реализован. То есть, работа велась хоть и в активном диалоге, но — дистанционно.

Это для вас идеальный тип заказчика?

Наш идеальный заказчик — это тот, для которого мы — идеальные исполнители. Это человек, у которого можно чему-то научиться и который готов учиться сам. Наш с ним союз — это не формальное исполнение обязательств, а плодотворный диалог и взаимное нематериальное обогащение.

Татьяна Осецкая и Александр Салов, основатели и руководители архитектурного бюро ArchSlon

Татьяна Осецкая и Александр Салов: основатели и руководители архитектурного бюро ArchSlon.

Архитектор Френк Гери говорил, что обязательно почувствует, чего именно хочет заказчик, даже если это будет сказано между строк…

Архитектору вообще всегда приходится читать между строк. Заказчики в большинстве своем точно не знают, что хотят увидеть в конце, и это одна из причин их обращения к профессионалам. К тому же, если человек пришел к нам, он уже сказал половину того, что нам необходимо. Он уже выбрал нас, и осталось сойтись на вербальном уровне.

Для нас важно услышать заказчика при первой встрече, и это основной момент, который нельзя упустить. Именно при первой беседе человек раскрывает себя максимально, иногда напрямую не говоря о своих пожеланиях. Дальнейшая работа строится на прогнозировании того результата, который на наш взгляд подошел бы именно для этого человека. Почти всегда мы просим заказчиков подготовиться к первой встрече, найти несколько иллюстраций, передающих образ, настроение или ощущения от их будущего жилища или офиса… Хотя в процессе работы мы берем за основу не детали или элементы этих иллюстраций, а те эмоции, которые в них вкладывал человек. Это позволяет уловить тонкие доминанты, а не идти поверхностным путем подбора декоративных элементов.

В общем, за каждым проектом стоит нечто более глубокое, чем просто гармоничное сочетание элементов. Любой проект — это история, не всегда детективная или лирическая, но всегда особенная и индивидуальная.

Проект Баня в поселке Долгиниха. Бюро ArchSlon. Авторский коллектив: Татьяна Осецкая, Александр Салов, Нина Лейчу, Ксения Ваучская

Проект Баня в поселке Долгиниха. Бюро ArchSlon. Авторский коллектив: Татьяна Осецкая, Александр Салов, Нина Лейчу, Ксения Ваучская

Бывает, что концепция проекта меняется по ходу работы до неузнаваемости?

Такие ситуации могут возникнуть, когда исходные задачи и позиции нечетко определены или не раскрыты в самом начале. Чтобы этого избежать, существует техническое задание на проектирование.

А бывает, что сделали проект, а через пару лет он уже не кажется вам таким замечательным, как прежде? Или наоборот.

Безусловно, с течением времени и по мере того, как мы набираемся опыта, свои предыдущие проекты мы будем рассматривать в другой системе координат — находя в них новые достоинства или же выявляя недостатки. Но вообще, мы оцениваем свои работы несколько в другой плоскости. Случается, что некоторые из них не достигают уровня, намеченного изначально, но, независимо от результата, они дают бесценный опыт, который мы проецируем на новые проекты — продлевая таким образом жизнь старым.

Татьяна Осецкая, бюро ArchSlon

Вы застали то время, когда проекты целиком рисовались от А до Я вручную?

Первые два курса института мы все делали вручную, но это трудно назвать полноценным проектом, скорее эскиз. Если речь идет о полноценных профессиональных работах (не студенческих), то мы еще «молодые архитекторы», поэтому такое время застали, скорее, наши учителя.

Какие дипломные работы были у вас и ваших сотрудников?

Мы с Александром Саловым делали большой совместный проект по развитию прибрежной территории города Ростов Великий. Это был участок с особой исторической ценностью, большим потенциалом и туманным будущим. Впоследствии анализ этой территории и города в целом лег в основу диссертационного исследования, посвященного малым историческим городам.

Татьяна Юдина разработала проект реконструкции кварталов исторического центра в городе Саратов. Концепция была направлена на модернизацию и развитие центра с бережным отношением к историческому контексту, который дополнялся развитой системой общественных пространств и различными функциональными доминантами.

Нина Лейчу занималась вопросами организации пространства для гармоничного взаимодействия человека с живой природой. Основное внимание она уделяла иппотерапии в городской среде — когда фауна и флора помогают защитить или восстановить биологическое равновесие человека.

Ксения Ваучская проектировала студенческую резиденцию в Берлине. В том проекте стираются границы между общественными и частными пространствами. Комплекс является общественным центром, где встречаются представители разных социальных слоев на новой территории коллективного пользования.

Расскажите нам в конце о пяти зданиях, концепция которых вас особенно впечатлила когда-то, вдохновила или просто нравится сейчас.

Я бы говорила не об отдельных зданиях или концепциях. Для нас важен не конкретный проект, а путь до него, те процессы, мысли и ощущения, которые привели к конкретному результату. Поэтому важнее привести пример личностей или явлений, побуждающих нас к развитию, осмыслению и самоанализу.

Питер Цумтор (Peter Zumthor). Его архитектура — это философия в чистом виде. Как-то он сказал: «Смысл, который я пытаюсь вложить в материалы, находится за пределами законов композиции. Их осязаемость, запах, акустические свойства — вот единственные элементы языка, которым мы обязаны пользоваться». Его архитектура и научные труды дают понять, как важно перейти от «архитектуры картинок» к архитектуре ощущений и эмоций.

Питер Цумтор, Капелла Брата Клауса. Вахендорф, Германия

Питер Цумтор, Капелла Брата Клауса. Вахендорф, Германия.

Джунья Ишигами (Junya Ishigami). У японских архитекторов неповторимая философия, которая построена на тонком ощущении пространства и особенном отношении к природе. В своих проектах Ишигами пропагандирует идеи «новой архитектуры», прозрачной, легкой и неотделимой от природы. Он говорил: «Мне интересна прозрачность, которая достигается не за счет материала, — стекла, например, —  а та, что изначально присуща любому объекту. Прозрачно само пространство, а «стены» можно построить и из воздуха».

Джунья Ишигами, мастерская Канагавского технологического института, Япония

Джунья Ишигами, мастерская Канагавского технологического института, Япония.

Френк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright). Помимо неоспоримого авторитета и новаторских для своего времени подходов, творчество Райта остается вне времени — так мастерски он подчинил себе все измерения в пространстве.

Френк Ллойд Райт. Rosenbaum House, штат Алабама, США

Френк Ллойд Райт. Rosenbaum House, штат Алабама, США.

Советский авангард. Это целая эпоха, оставившая след в истории искусства всего мира. Ярчайший пример революционного мышления и смелости, которых не хватает в современной архитектуре. «Всегда, везде и всюду заменяй слово графикой» говорил Яков Чернихов — один из советских архитекторов-авандагрдистов.

Владимир Шухов. Шаболовская телебашня, Москва

Владимир Шухов. Шаболовская телебашня, Москва.

Контекст. Это не менее важный элемент, вдохновляющий на новаторские решения. Мы все находимся в конкретном окружении: доме, районе, парке, городе — все это среда, которая нас воспитывает, формирует и мотивирует. Мы ей подчиняемся, противостоим, трансформируем или дополняем, она присутствует всегда и неотделима от нашей личности. Эта та важная часть нашей жизни, которая может стать толчком (иногда неосознанным) для кардинальных изменений.

Дмитрий Макаров. Миссионерский храм. Северный вариант.

Дмитрий Макаров. Миссионерский храм. Северный вариант.

Похожие статьи

Секреты Каролины
Каролина Хаткевич. Художник и дизайнер. Организует международные выставки. Живет в Люксембурге. Проекты интерьеров в разных странах. Интервью журналу "Монблан Декор"!
Марина Антоненкова: простота в интерьере
Интервью с дизайнером Мариной Антоненковой: о проектах, дизайне и ресторанах. Простой разговор о красивом.
Она ходила в море!
Дизайнер Ольга Алексеева: о том, почему сделать дизайн магазина это труднее, чем кажется; о самых интересных проектах; и о морских походах длиной почти в полгода.

Комментарии

Защита от автоматических сообщений
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Самые популярные

Теги

Новые записи

Самое интересное в социальных сетях